Словосочетание «гражданская жена» наводит на мысль, что где-то должна быть вторая жена — военная.